Russian Women in Danger

Domestic violence is one of the most severe issues in Russia; however, it is often overlooked by the government. Authorities in Russia are so focused on securing their power that they fail to take the well-being of their citizens into account.

Their statistics show that 38% of women murdered in Russia are killed by male partners and that 56%of domestic violence complaints to police are not registered; the rest are “lost” at various stages.

Domestic violence is one of the most severe issues in Russia; however, it is often overlooked by the government. Authorities in Russia are so focused on securing their prosperity and power that they fail to take the well-being of their citizens into account. According to “official” (likely underreported data) from Rosstat in 2018, the number of victims of family abuse reached 33,000 in total. Victims of domestic violence are usually the elderly and children, with most of them being women, who make up 75% of all domestic violence victims in Russia. There is no official data about domestic violence cases as there is no governmental department dealing with this issue. The only data available are from non-governmental organizations, such as the women’s rights group “Center ANNA” or Saint-Petersburg State University’s four-volume research on the topic. Their statistics show that 38% of women murdered in Russia are killed by male partners and that 56%of domestic violence complaints to police are not registered; the rest are “lost” at various stages. Obviously, the government has not done enough to deal with the problem.

This is not surprising: when being called, the police neither opens the investigation nor registers the case. A warning and detainment of an abuser for 48 hours is the only action the police can take. Thus, victims are left without further protection afterward, as restricting orders are never issued. The European Court of Human Rights found that Russia’s lack of legislation to combat domestic violence, as well as the absence of protection orders, indicated a systemic failure to address this critical problem. Unofficial statistics tell us that 79% of Russian women convicted of murder killed someone who had abused them at home, as Meduza reports. The case of the Khachaturyan sisters serves as an example. On the 27th of July 2018, sisters Krestina, Angelina and Maria killed their father, who had been sexually, physically, and psychologically assaulting them for years, keeping them hostages in their own home. On the 14th of June 2019, the sisters were charged with “a murder committed by a group of people following a premeditated conspiracy”, which implies 8 to 20 years of imprisonment. After the 13th of May 2020, investigators refused to drop a murder charge, even though the defense kept insisting on the case to be “necessary self-defense”. Thus, the three sisters still await their trial, being cut off from each other or anyone related to the case. This indicates the incompetence of existing laws and insufficiency of the current Family Code of Russia.

In September 2019, the draft of a more restrictive law on domestic violence was presented and since then, the codifying process was initiated.

In September 2019, the draft of a more restrictive law on domestic violence was presented and since then, the codifying process was initiated. It was met with fierce opposition from the Christian Orthodox Church and other conservative organizations that believe in family institutions’ sanctity, which means it mustn’t be interfered with or disrupted by any external facility. Since then, one of the authors, State Duma deputy Oksana Pushkina, has been receiving threats. In 2020, the draft was suspended. The official reason for postponing the law on domestic violence to an indefinite time was the pandemic, whereas constitutional amendments expanding the power of governmental apparatus were passed this July. In October 2019, when ECHR accused Russian officials of failing to acknowledge the domestic violence problem, the Ministry of Justice of the Russian Federation responded with the claim that statistics on domestic violence are exaggerated “to undermine the legal mechanisms already codified in Russia, as well as the government’s efforts to improve the situation.” Deputy Minister Mikhail Galperin believes that the real victims of domestic violence are men. Thus, officials pretend that domestic violence does not exist in Russia, following the unspoken rule of ignoring the problems that have the potential to undermine the government’s authority. So, the issue remains unresolved and worsenes with each year.


Домашнее насилие – одна из самых серьезных проблем в России, которая до сих пор остается нерешенной. Правительство настолько сосредоточено на сохранении видимости стабильности и благополучия, что не принимают во внимание реальное положение вещей. По «официальным», скорее всего, заниженным данным Росстата, в 2018 году общее количество жертв домашнего насилия достигло 33 тысяч. Ими чаще становятся пожилые люди и дети, но большинством все равно являются женщины, которые составляют 75% всех жертв домашнего насилия в России. Официальной статистики недостаточно, так как нет государственного ведомства, отвечающего за контроль сложившейся ситуации. Доступны лишь данные неправительственных организаций, таких как кризисный Центр “АННА”, обеспечивающий поддержку жертвам, или четырехтомное исследование Санкт-Петербургского Государственного Университета по проблеме домашнего насилия, запрошенное тем же Центром “АННА”. Собранные данные показывают, что 38% женщин, убитых в стране, были убиты партнерами-мужчинами и что 56% заявлений о домашнем насилии остаются незарегистрированными; остальные 44% «теряются» в ходе следствия.

Такой высокий процент незафиксированных случаев домашнего насилия неудивителен: при вызове полиция не начинает расследование и не заводит дело. Предупреждение и задержание обидчика на 48 часов – единственная мера пресечения, что лишь ухудшает положение жертвы, которая впоследствии остается без защиты, поскольку запреты на приближение никогда не налагаются. Европейский суд по правам человека установил, что непринятие необходимых мер для решении проблемы в России указывает на некомпетентность госаппарата. По неофициальной статистике, 79% россиянок, осужденных за убийство, убили того, кто систематически издевался над ними дома, сообщает «Медуза». Один из примеров –  сестры Хачатурян. 27 июля 2018 года сестры Крестина, Ангелина и Мария убили своего отца, который годами подвергал их сексуальному, физическому и психологическому насилию, удерживая их в заложниках в собственном доме. 14 июня 2019 года сестрам было предъявлено обвинение в «убийстве, совершенном группой людей по умышленному сговору», что подразумевает от 8 до 20 лет лишения свободы. 13 мая 2020 года следователи отказались снять обвинение в убийстве, несмотря на попытки защиты доказать, что это была необходимая самооборона. Таким образом, три сестры все еще ждут суда, изолированные друг от друга и от кого-либо, имеющего отношение к делу, на протяжении двух лет.

В сентябре 2019 года был представлен проект более строгого закона о домашнем насилии, и с тех пор был инициирован процесс его принятия. Он был встречен яростным сопротивлением со стороны Христианской Православной Церкви и других консервативных организаций, которые верят в святость семейных институтов, что подразумевает, неприкосновенность семьи и невмешательство в ее внутреннюю деятельность извне. С тех пор, одному из авторов закона, депутату Государственной Думы Оксане Пушкиной, стали поступать угрозы. В 2020 году принятие закона было приостановлено. Официальной причиной отложения законопроекта на неопределенный срок стала пандемия, тогда как в июле этого года были приняты новые поправки к конституции. В октябре 2019 года, когда ЕСПЧ обвинил правительство в некомпетентности касательно решения проблемы домашнего насилия, Министерство юстиции Российской Федерации ответило заявлением о том, что статистика домашнего насилия преувеличена, «чтобы подорвать правовые механизмы, уже кодифицированные в России, а также усилия правительства по улучшению ситуации». Заместитель министра Михаил Гальперин без каких-либо явных доказательств и причин считает, что настоящими жертвами домашнего насилия являются мужчины, находящиеся в “меньшинстве”. Таким образом, чиновники закрывают глаза на реальное положение вещей и проблема остается нерешенной.

This article was written by Engel Erendzhenova currently based in Elista, Russia. Please send an email to eme320@nyu.edu to get in touch.

Photo Credit: Alexandra Mitroshina

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *